ВОЗ пугает ковидом, а мне не страшно

«Когда-нибудь, наткнувшись в кармане старого пуховика на одноразовую маску, мы ностальгически усмехнёмся, поправляя скафандр».

Это такая милая острота гуляет в соцсетях. Бесплатные маски на входе в супермаркеты — что же, люди охотно их разбирают: можно сморкаться как в носовые платки. Или дверные ручки ими ухватывать, или грязь с башмаков вытирать, тем более, что никакие они не бесплатные — их стоимость включена в цену продуктов.

 В центральных газетах год назад, в разгар истерики, было по одной рубрике, посвящённой ковиду — сейчас их по две, три. Суммы, выделяемые фармкомпаниями (и присосавшимися структурами)  на пиар «короны« — космические, не уложатся в головах простого обывателя. Ну а у газетчиков работа такая: если где подожгли дом — всегда готовы плеснуть бензинчику.  

Вроде, вот-вот фантазии ковидных певцов истощатся — ан нет. Вторая волна, третья... ...дцатая.

***

А тут выяснилось: оказывается, домашних животных, мурзиков и шариков нужно прививать, и свиней, и кур, и кроликов. И если люди (права человека и прочее) пока могут отказаться от прививки — с животными этот номер не пройдет. Мясо, например, не сдашь, пока ветеринар клеймо не поставит. 

Collapse )

Конец "Мир, дружба, жвачка"

Советские журналисты-западники 70-80- х годов под этим фото поставили бы душераздирающую подпись. Что-то вроде: «Без крыши над головой и надежды на будущее» или «Нью-Йоркская бездомная». Тогда часто публиковали фотографии о безысходности жизни в загнивающей Европе и США. Причём самих журналистов-международников оттуда было калачом не выманить. 

Какие были фото? Например. 

Девушка в фирменных джинсах и футболке (за такими джинсами и футболками выстроилась бы 5-километровая очередь в ГУМ) на фоне зеркального небоскрёба. Подпись: «Куда идти?» Или: «Путь в никуда».

Или вот: упитанный негр у входа в подземный переход. Подпись: «Куда ведут эти ступеньки?» Или: «Дорога в ад». Ужасно, ужасно загибался этот бездуховный Запад. 

Справедливости ради скажем, что западная пропаганда тоже не дремала. Правда, без фантазии: медведь — водка — балалайка — людоед Сталин. 

Потом были десятилетия братания и поцелуев России с США в дёсны. А сейчас чувство, будто вернулась в восьмидесятые. Достаточно развернуть газеты и прочесть сегодняшние по-детски злорадные заголовки.

«Из-за морозов в Техасе у телят отваливаются уши». «Америка замерзает и обвиняет Россию в применении климатического оружия». «В США подсчитывают убытки от рекордных морозов». Ещё что-то про костры из заборов, о помощи замерзающим, которую — кто бы сомневался — организовала бывшая россиянка. 

В общем, ужас, ужас, вряд ли доживёт Америка до лета. И правда, не всё же американцам мусолить наши фонтаны кипятка из-под асфальта и сварившихся насмерть горожан.

А вот американский марсоход «примарсился» — и понеслись, родимые. «Зачем марсоходы »толкаются« на красной планете?» Дальше: дураковатое фото Илона Маска и подпись «Великий манипулятор». 

Collapse )

Советские девчачьи альбомы

«Бывало, писывала кровью она в альбомы нежных дев...»

А советские девчонки чем хуже? Не кровью, конечно, а чернилами, но так же нежно и трепетно было предвкушение, с которым разворачивалась простая школьная тетрадка или обычный альбом для рисования... Обычный, да не обычный!

Были такие девчачьи альбомы-песенники, которые путешествовали по подружкам («Лети с приветом, вернись с ответом»). И возвращались с непременным: «Ветка сирени упала на грудь, милая Лена, меня не забудь!» Ещё: «Умри, но не дай поцелуя без любви!» Или: «Любовь – это зубная боль в сердце!» Или ещё с чем-нибудь таким же волнующим и мудрым.

Были переписанные красивым почерком песни Ободзинского, Хиля и Трошина, переложенные сухими ромашками и колокольчиками.

Были альбомные «секретики» и «обманчики». Допустим, страница в альбоме хитроумно свёрнута в конверт. На нём начертано: «Мой друг, сюда нельзя!» Естественно, разворачиваешь его, а внутри конверт поменьше: «Сюда ни в коем случае нельзя!!»  

И, как матрёшки, следом ещё раскрываются многочисленные накрученные конвертики с зазывным: «Нельзя!!» «Мой друг, сюда нельзя!!!» «Ай-яй-яй, что ты делаешь?!» «Ты об этом пожалеешь!» Чем больше восклицательных знаков, тем нетерпеливее, разрывая конверты, трепещут пальчики в ожидании тайного, запретного, сладкого. И в конце – как щелчок по носу, торжествующая, жирно накорябанная начинка на дне «секретика»:

«Мой друг, какая ж ты свинья!

Ведь было сказано: нельзя!»  

Collapse )

Ура! Продуктовые карточки вводят!

Не будем разводить сантименты о якобы заботе, несчастных малоимущих, ля-ля, сю-сю... песенки для наивных. Власть холодно-расчётлива, ухватиста, черства, как руки брадобрея. Спросим: кому это выгодно?

Ритейлерам, которые всячески проталкивали это решение. Некачественной просрочкой (с многажды перебитыми сроками хранения) забиты магазины и склады. Великолепный шанс её сбыть за государственные деньги. 

А вы думаете, чего они задрали цены на подсолнечное масло и сахар? Разве был дефицит этих продуктов? Был завал — на полках не помещались, в коробках посреди торговых залов держали. Как не потерять прибыль, выжать из покупателей деньги? давний приём: продавать одну бутылку масла по цене пяти. Раздуть ажиотаж, придерживая товар на складах и демонстрируя пустые полки. Создавать искусственный дефицит.

— Выгодно депутатам. Граждане, славословя великую милость и щедрость народных слуг, ломанутся в сентябре их переизбирать. 

Чиновникам. Это же новые распилы и откаты, чиновничьи кресла, структуры, департаменты по распределению и перераспределению, про поиску и сортировке малоимущих и малоимущих. 

Власти. Мало-мальски сбросится социальное напряжение. 

Маргиналам, тунеядцам, наркошам, алкоголикам. Те, кто имеет руки и голову, не пропил квартиры, себя нынче обеспечить способен. Хотя бы за счет сдачи бабушкиных квартир, родительских пенсий, огородов, подсобного хозяйства, подработок, маткапитала, пособий и пр. 

Collapse )

Маска умерла. Да здравствует маска!

Прочла в новостях: в первом регионе России с 12 февраля отменяются маски. Подумала завистливо: живут же где-то счастливчики. А оказалось: мы счастливчики! Удмуртия отказалась от обязательного масочного режима. Ура главе республики!

С облегчением зашвырнула в тёмный угол пакет с масками (муж с работы стащил). И мы выехали  в свет. То есть, в магазины. Сначала испуганно дёргалась, рукой нащупывала несуществующую резинку за ушами и маску на носу. Входя в торговый зал, лихорадочно шарила в сумке. Рефлекс выработался!

 Свобода! Какое счастье! Никогда я столько не мызгала лицо, касаясь его и поправляя кусок укрывного огородного материала, на котором ушлые дельцы сколотили миллиарды. Который вся страна носит где угодно: на рту, на подбородке, на шее — только не там, где полагается. И который из экономии (или нежелания загрязнять окружающую среду) наш народ носит месяцами. 

А как похорошели женщины, отвыкшей рукой напудрив носики и нанеся яркую губную помаду на поблёкшие губы...

... Только полдня и пожили по-человечески. Какой облом! Придя домой — со скорбью узнала: «Отмена масочного режима отменяется!» 

Москва цыкнула: эт-та что за самоуправство?! Не могут регионы самостоятельно принимать столь важные решения. Так и представляю себе: какой-нибудь «масочный король» сообразил, что вслед за Удмуртией потянутся и затребуют свободу другие регионы. И каюк масочным денежкам, текущим рекой в его карманы. 

Collapse )