Надежда Нелидова...

Отчаянные домохозяйки: Нюрка с Плющихи и Франческа из округа Мэдисон.

Смотрела «Мосты округа Мэдисон» — и сразу пошли ассоциации с фильмом «Три тополя на Плющихе». Сюжет одинаков, годы происходящего тоже —  1965 -67. 

Что мы имеем. Махнувшие на себя рукой, ушедшие с головой в домашние дела домохозяйки. У обеих дома — полная чаша, согретые женской, материнской заботой, тёплые («Босиком зимой ходишь будешь»), с крепкими стенами, укрывающими от невзгод - живи и радуйся. Мужья положительные, трезвые, труженики: всё в дом. Нюрин муж даже втихаря браконьерствует (для дома, для семьи). В семьях подрастают дети, в обоих случаях это мальчик и девочка, мать для них «подай-принеси». 

На просьбу Франчески прочесть перед обедом молитву, дочка отмахивается: «Молитва!» («Мосты») — и утыкается в тарелку.

 Про Нюру её дочка отзывается так: «Спит она. Она и стоя уснёт, как клуха». — «Уходили вы Анну Григорьевну... Уходили»). («Три тополя»).

***

В один прекрасный день «отчаянные домохозяйки» встречают запретную любовь. Ту, что, возможно, один раз в жизни, о которой сочиняют романы, стихи и песни. О которой, сами того не подозревая, грезят, кормя поросят и кур, погружая грязные тарелки в раковину.

В обоих случаях Прекрасные Принцы довольно пожилые, старше и не красивее мужей, но, как и полагается Принцам, несущие отпечаток нездешности, необычности.  Один из дальних странствий, популярный фотограф, другой из Москвы, тоскующий интеллигентный таксист (весьма престижная профессия для тех лет). 

Collapse )

Сменяемость власти не приведёт ни к чему. Ни к чему хорошему.

Потому что сменится власть, а не сменимся мы. Потому что сначала должно смениться общество, а потом уже власть. Потому что нужно быть граждански зрелым обществом. 

Мы родом из Советского Союза, где всё за нас решали партия и правительство, и результаты выборов были 99, 9 процентов. С конца 80-х на наших глазах уничтожается вторая по значимости страна мира — мы пальцем не шевельнули. Откуда взяться гражданской зрелости?

Стали мы жить лучше после смены власти в 1917 году? Брат на брата. Потопленная в крови страна. Возродившаяся затем на рабском труде рабочих и крестьян: мягкое рабство искусно романтизировалось и воспевалось творческой интеллигенцией, как трудовое мужество, садиками, школами, кино, ТВ и литературой.

Стали мы жить лучше после смены власти в 1990-х годах? Стали лучше жить постсоветские республики? Та же Украина, Средняя Азия, обросшие жирком за 70 лет за счёт русского Нечерноземья?

 А мы? На глаза попался номер роман-газеты, издание 1989 года. Тогда как раз хлынул поток обличающей литературы. Творческая интеллигенция «раскрывала» нам глаза о злоупотреблениях председателей облисполкомов и секретарей горкомов. Какие злоупотребления? Взятка 200 рублей от учителя Ромашкина. Перепланировка из 4-комнатной в двухкомнатную. Тайный жестяной гаражик для «москвича». Неучтённая квартирка в кооперативе. Мы читали и ужасались размерам злоупотреблений. И эти люди смели говорить нам о чистоте коммунистических помыслов?

Collapse )

"За женское обрезание"

«В сущности, люди, которые выступают за обрезание женщины, имеют самые благие намерения. Они зрят в корень зла. Они просто хотят спасти мир, вернуть Адама и соблазнительницу Еву в Эдем. Исправить первородный грех».  

Вышеприведённая фраза принадлежала собеседнику, а не мне. Произнеси я подобное («за женское обрезание») — эти слова стали бы для меня последними на белом свете. В ту же минуту тысячи разъярённых женщин всего мира растерзали бы меня не в клочья даже — в микроскопические частицы.

- Так и есть, - горько признал собеседник под ником Vestnik Mira (скромненько и без вкуса). - Женская агрессия имеет животное начало и гораздо страшнее мужской.  

Всё началось с того, что я перепостила статью про ингушскую девочку, которой папа сделал ритуальное обрезание. Не сам отец, конечно — женщина-гинеколог в поликлинике. Стандартная процедура, в прайс-листе где-то между массажем и ромашковыми ванночками. Оценивается в 2 тысячи рублей.  

И вот, когда я уже забыла про тот перепост, из фейсбучного небытия выплыл вежливый незнакомец, попросился в друзья. Началась переписка, причём солировал в ней Вестник, мне больше приходилось отбиваться.      

***

- Все беды на Земле от женщины, от её прелести и похоти, - констатировал Вестник.

- Давайте заменим слово «похоть» на… сексуальное влечение, - предложила я.

Collapse )

"Магия зверя", или Адский клубок

Киноманы советуют перед просмотром запастись не попкорном, а пакетами для рвоты. Но они не правы: сцены любви, даже лесбийской, там совершенно дистилированы. 

Перед нами распутывается клубок взаимоотношений. Потянешь за торчащую нить — вытащишь такое... Самым первым из клубка «торчит» история толстого фермера Мишеля, освоившего компьютер для подсчётов голов скота и знакомства с девочками. 

 Мишель, который любит виртуальную блондиночку Армандину, которая вовсе никакая не блондиночка, а голодный африканский парень Арманд из маленького пыльного, нищего чёрного квартала. Сутками сидит с друзьями-такими же компьютерными мошенниками - в полуподвале, в интернете — разводят по всему свету лохов, любителей девочек вроде Мишеля. Соблазнительные фотки и видео неизвестной блондинки выудил из соцсетей — обычная история. 

 Мишель, который, не подозревая о том, любит негра. Негр, который любит свою первую любовь: хорошенькую как лакированная куколка, негритяночку (у них есть общая маленькая дочка). Негритяночка, которая любит приезжего белого француза, вернее, его деньги и просторную квартиру, которую тот снял для неё с дочкой. 

Тянем за другую ниточку — та самая живая блондинка, официантка, которая знать не знает, что в неё заочно влюблён какой-то дурацкий фермер. Блондинка любит немолодую замужнюю мадам - назовём её (дабы не перегружать текст именами) «жена Гильома». Поматросила и бросила влюблённую девочку после первой ночи — обычное дело.

Collapse )

Кто устроил старушке Европе подлянку в виде арабских иммигрантов?

Какая прелесть эти старые английские детективы! Старинные особняки, мощёные улочки, корявые мощные дубы из XYII века. Джентльмены в цилиндрах, с тросточками, чопорные леди, и даже убийцы садовник и дворецкий— истинные сыны Англии. 

«Не толерантно», — решил кое-кто. И вот всё громче о себе заявляют фильмы, где жертва — непременно обиженный араб в окружении защитниц прав человека, почему-то всегда озабоченных старых дев. А главным злодеем и подлецом, разумеется, назначен белый джентльмен с тростью. 

В следующем английском триллере главный герой — смуглый горбоносый доблестный следователь по имени Абдуррахман ибн Хоттаб... ну, или что-то в этом роде. Дальше, видимо, будем наблюдать растущее количество актёров арабского происхождения, а ещё дальше — где герои от главного до последнего эпизодического  — исключительно выходцы из стран Ближнего Востока. По типу последних, сплошь «чёрных» американских фильмов. 

Где разве что глаз на 1-2 минутки отдохнёт на разбавленной одиноким белым лицом массовке или на белокожем надзирателе. Вот вам за колонии, вот вам за многовековое рабство! Жизни чёрных (цветных) важны!

***

А я под впечатлением от немецкого фильма «Я его принцесса», по реальным событиям.

Collapse )

Это грязное, грязное, грязное слово "политика"

Любопытно наблюдать за тем, как со скоростью флюгера меняются мнения в соцсетях. Для краткости возьмём условные понятия: «чёрное» и «белое», «да» и «нет», «за» и «против».

 Если следовать советам историков, нужно читать и провластные и оппозиционные СМИ — и самому делать выводы. В итоге в головах бедного растерянного обывателя полная каша. Честный и пламенный, вспыхивающий как порох, требующий справедливости, простодушный читатель был:

—  «Против« Донбасса: ребёнку понятно, что никакие там были не шахтёры и механизаторы.

«За« Зеленского: потому что мило улыбается, ездит без охраны и на велосипеде.

»Против« Путина, который не то что на велосипеде, а, напротив, передвигается в бронированной машине с мигалками.

»За» хабаровские митинги: молодцы ребята, борются с коррупцией.

«Против» Путина: не борется с коррупцией. Скачет зайцем перед «мировыми ковид-заговорщиками». Парад отменил, маску носил, экономику карантином нарушил.

»За» Лукашенко: мужик, не поддался. И парад провёл, и маску не носил. И обещал на весь мир объявить, чьих рук дело этот ковид (ясен пень, мировых заговорщиков).

 — «Против» 33-х «вагнеровцев»: прямо накануне выборов с просроченными билетами? Так-таки случайно? Ну-ну...

—  «За» Лукашенко: гигант, практически на своих плечах выпестовал социалистический заповедник.

— «Против» белорусских митингов: твою в душеньку, в третий раз на грабли... Заводы на металлолом, коров на мясо, промышленность на «made in Chine».

Collapse )

Если дать свободу России сегодня - она порвёт страну в клочья

Скажите, а что нам ещё надо? Мы говорим, что хотим. Мы пишем, что хотим. Читаем что хотим. Мы пьём и едим, что хотим. Мы любим кого хотим. Мы выражаем протест — в одиночных пикетах хоть сейчас, массово — по предварительной заявке. Или не выражаем — если лень слезть с дивана. 

Мы голосуем за кого хотим. Мы поносим и плюём во власть сколько хотим. Мы купаемся в речках где хотим, в лесах собираем грибы и ягоды где хотим. Мы путешествуем по свету где хотим. Учимся на кого хотим. Мы работаем где хотим, если, конечно, наши хотелки — не быть Ротенбергами.

Каких ещё свобод требуют недовольные? Возвращения малиновых пиджаков, паяльников в зад, зацементированных в гаражах конкурентов? За плечами 30 лет печального опыта. Ещё не затянулись ожоги, ещё не остыла сковорода с красивым названием «свобода». 

Какого рожна ещё надо, что конкретно подразумевается под словом «свобода»? Учтите, что полной и безграничной свободы не было и нет нигде, даже в Гуляй-поле у батьки Махно её не было. А если она наступит, полная и безграничная — это будет шабаш, конец света. Частично мы его уже наблюдаем за кордоном — власть воинствующего меньшинства над большинством. Бородатые женщины, целующиеся, мужчины, родители №1 и 2. Полицейские на коленях перед чёрными тунеядцами в IY степени ожирения.

*** 

Collapse )

Невыносимая жестокость революций.

Откуда у хлопца вселенская злость? Откуда в бунтарях и повстанцах патологическая жестокость? Их что, веками порабощали, грабили, морили голодом, убивали близких? Или всё-таки на волне любого народного недовольства всегда обильно всплывает грязная пена, криминальный элемент? Удачный момент для безнаказанной реализации садистских наклонностей.

Отрубленная голова Марии-Антуанетты. Заживо сгноенный в Бастилии её маленький, ни в чём не повинный сын. Да, мы все читали о версальских королевских забавах, об игрушечных фермах, коровах с золочёными рогами, булочках, которые можно есть вместо хлеба, о флаге, якобы пропитанном кровью девственницы... Но описывали эти факты живые люди, а пишущий народ, скажу я вам, ба-альшие фантазёры. И фантазируют как-то всегда в пользу той стороны, откуда в данный момент тянется кусок хлеба с маслом.    

Да зачем в XVIII век ходить. Вот Саддам Хусейн. Убийство и изнасилование старика палкой в задний проход (откуда такая свирепая кровожадность? Доходы от нефти в Ираке делились справедливо. Или именно это не простили?)

 А Николае Чаушеску с верной женой — прямо-таки была острая необходимость расстреливать стариков? Или слишком много знали? 

А Лукашенко, которого с нескрываемой алчностью, по аналогии, в соцсетях уже злорадно называют «Лукашеску»? Руки чешутся? И, поверьте, дайте им волю, с радостью и палку воткнут, и расстреляют, под аплодисменты передовой демократической гуманной Европы.

Collapse )