nelidova_ng

Categories:

Приходите завтра,

или 7 КРУГОВ АДА ДЛЯ БЕЖЕНЦЕВ     

 Возможно, эта история поможет кому-то из бывших соотечественников. Подскажет ходы в лабиринтах казенных учреждений, облегчит поиск необходимой справки в завалах казенных бумаг. Главное, даст надежду. Уж если дедушка из маленькой удмуртской  деревни добился, то и я смогу.

                      ВЬЕТСЯ ДОРОГА ДЛИННАЯ            

После войны было. Анатолий Абашев с другом пошли в клуб: сидит скромненько девчонка. Аля, Аленькая, Алевтина. «Моя будет». Знакомство  закончилось свадьбой. 

      По радио девчата зазывно пели: «Вьется дорога длинная, здравствуй, земля целинная!» Уехали в Казахстан. Работал на рудниках, добывал цветные металлы. Работа тяжелая, но и зарплата хорошая.

    Рожать первенца приехали в Глазов. Чтобы ребенок на родине глазки открыл, первый глоток родного воздуха сделал. Родилась дочка, назвали Леночка. Пожили – и обратно в пыльные степные дали. 

Леночка росла смышленая девочка, певунья. Еще махонькая была, на горшке распевала – на улице слышно. Абашевы к тому времени в поселке Майкаин получили трехкомнатную благоустроенную квартиру. Потом эту квартиру Анатолий Федорович оставит замужней Леночке: «Хватит им втроем с малышом в мазанке жить».     

     В 85-м решил: хватит шахт. Полтора стажа выработал, совсем копченый стал. Вернулись на родину, купили избушку-развалюшку.

    – Что же вы, – интересуюсь, – шахтер, северянин, получше развалюшки ничего не нашли?

 – Да уж что было, милая моя. Какие годы-то были, помнишь? Мы ж в такую пертурбацию попали, спаси Бог. Как выезжали – целая эпопея. Ценные вещи отсылали десятикилограммовыми посылками – не меньше 50 штук вышло. Теща с почтового отделения на хребте перетаскала. И все равно многое побросали».                              

   ТРЯСИНА.                                

       Пришло письмо от завуча Майкаинской школы: «Заберите внуков, пропадут. Родители пьянствуют». 

Речь шла о детях Леночки – кровинушки. Певуньи, что запоет – у людей сердце замирает. Умницы: закончила музыкальную школу, фортепиано, в музыкальном училище получила специальность хорового дирижера. Трясина пьянства затянула.     

«Посидели мы с хозяйкой: деваться некуда. Давай, Алевтина, собирайся, езжай. И  (в сердцах) пускай эти, дочь с зятем, что хотят, делают». 

По приезде в Майкаин выяснилось, что «эти» детей окончательно бросили.  Внучонку Андрюше было пять годков. Алёнушка в четвертый класс пошла. А старший, десятиклассник Женя, подрабатывал у фермера-казаха на хозяйстве. 

     Пока Алевтина ездила за внуками, на пороге объявилась Леночка с новым гражданским мужем. Без копейки денег, снаряжение походное: обгорелый котелок, палатка, пошитая из мешков из-под сахара. Но Анатолий Федорович обрадовался, на крыльце прижал родное детище к сердцу. Накормил обоих, жаркую баню истопил: «Отмывайтесь. Даю вам три дня, очухивайтесь с дороги». 

      Колхоз взял приезжих скотниками на ферму. «Проходит полгода, спрашиваю: «Как насчет зарплаты? Детишкам – ни копья, а сами дорогие сигареты блоками покупают и за воротник закладывают". 

Скоро выдворили сладкую парочку  за нарушение паспортного режима. С той поры от них ни слуху ни духу.

                   НЕСОЛОНО ХЛЕБАВШИ

       «Ну ладно. Дети в школу ходят, учатся. Старший Женя уже был с паспортом: съездил в Казахстан (чтобы купить билет, дед продал двух овец), оформил документы. Буквально через считанные дни его забрали в российскую армию.  

       …Неугомонный Андрюша неудачно прыгнул  с забора – сломал ногу. Положили в хирургию, а полиса-то нет. Дети – казахстанские! Обратился в паспортно-визовую службу, послали в Ижевск. В Ижевске говорят: «Закона не знаете?» Дети обязаны следовать за депортированными родителями. Анатолий Федорович – к паспортистам. «Ничего не можем сделать». Всё, приехали.

      Летом Алевтина собралась за детскими документами в Казахстан. Взяла внучат. Доехали до Омска, оттуда ходит автобус до Экибастуза. И тут кассир наотрез отказалась давать билеты. Дети без документов, с ними, неизвестно кто им приходится, пожилая женщина. 

 Алевтина телеграфировала родному отцу в Майкаин. В ожидании ответа двое суток с детьми сидели на вокзале. Не дождались. Железнодорожные кассиры покапризничали, поупирались, но билеты обратно до дому продали. Спасибо, в район дали опекунство, правда, без выплат. А паспортно-визовая служба о себе напоминает: «За незаконное проживание готовьте штраф». 

          Вторую попытку предпринял дед. Под Новый год завалил поросенка. Купили на эти деньги билеты и тронулись «табором». Но в Омске их снова ждал полный облом. Не пропускают. Хоть ты и опекун, говорят, надо согласовать въезд с казахстанским консульством. Добрые люди подсказали адрес консульства. По посольскому домофону голос сказал: «Приходите завтра».

      Провели «комфортную» ночь на вокзале. Утром попросил дежурную по залу присмотреть за детьми – и снова к консульству. «Никого нет, приходите в обед». «А морозяка здоровый, укрыться негде. Гуськом молодежь идет, я следом шмыгнул. В институтском фойе к батарее, как к родной, прижался. Охраннику все объяснил, тот не выгнал: «Да видели мы из окна, как второй день здесь круги нарезаешь». 

      Обогрелся, вернулся на пост. По домофону снова говорят: «Никого нет. Приходите…» «Завтра?!» - «Нет, через неделю. Все сотрудники выехали праздновать Курбан-байрам. А потом у президента будет коронация…» (Я поправила: инаугурация. Абашев рукой махнул: «А, все равно!»). Вернулся «табор» домой не солоно хлебавши.

     И тут у неторопкого, невозмутимого Анатолия Федоровича впервые сдали нервы. В общественной приёмной его в таком гневе, горестном изумлении и отчаянии ещё не видели. 

«Что хотите, делайте. Пускай забирают детей, пускай депортируют, пускай что хотят делают – больше не могу! Не могу физически, не могу морально, не могу материально». 

Села рядом секретарь, помолчала. «Ведь вы сами себе не простите, - говорит , – если это случится. Детей депортируют, их судьба будет неизвестна. Давайте уберем эмоции и подумаем: что реально мы можем сделать. Начинаем с чистого листа».

                                          ЧИСТЫЙ ЛИСТ                    

         Нужно было получить массу справок. Пройти медкомиссию, съездить в Ижевск в диспансер, сдать и получить платные анализы. С двумя детьми, за свой счет он дважды ездил в Ижевск. И снова уговаривал кассиров, проводников продать билеты, пустить в вагон «беспачпортных» детей – не мытьем, так катаньем их провозил…

       Год прошел под знаком судов. В Ижевской организации, защищающей права мигрантов, выдали образец искового заявления. С этим заявлением обратились в суд, установили факт постоянного проживания в России. Затем – через суд же – сделали вид на жительство. И, наконец, долгожданное гражданство – вот в таком порядке.

       Сегодня внучка Алёнушка студентка, получает повышенную стипендию. Старший Женя отслужил в армии, парень работящий, вкалывает на Севере. Андрюшка подрастает, мечтает стать спасателем. Вот каких новых граждан чуть было не потеряла Россия.  

          «Удивительный дедушка, – отзываются о нём. – Нужно то, то и то, сходите туда, туда и туда. Идёт и делает. Не застанет, десять раз сходит, а своё выходит. Все известные и неизвестные ходы и выходы в кабинеты проторит».

 Сам же Анатолий Федорович ещё больше укрепился в мысли: добро по цепочке тянет за собой добро. Он внучат в беде  не бросил – и на его пути нашлись добрые люди, не оставили один на один с бедой. Главное, не опускать руки ни в какой, самой отчаянной жизненной ситуации.

                          

       


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened