nelidova_ng Россия

Categories:

Национальность - всего лишь фантик

Сразу уточню, что эта замечательная фраза принадлежит писателю Ольге Бешенковской.

...Слушаю я на днях Высоцкого, «На Большой Каретной». В том варианте, где — помните? — припев исполняется вместе с зрителями. «Где мои 17 лет?» — вопрошает певец. — «На Большой Каретной!» — восторженно откликается зал. И наоборот: «Где мой чёрный пистолет?» — влюблённо ревёт аудитория. — «На Большой Каретной», — добродушно улыбается кумир. 

Запись качественная, чёткая. На первом плане хорошо прослушивается молодой полу-мальчишеский, полу-мужской голос. С кавказским акцентом. Это ничего, что я указываю национальность, толерантно? А то нынче живо запишут в разжигатели и так далее. И вот этот кавказский голос — он всех ближе оказался к микрофону, и его лучше всех слышно. Он самый воодушевлённый, по-детски непосредственный, радостный — что всех ближе к любимцу публики, что вливается в общий дружный хор... Я не вижу его, но хорошо представляю: блестящие чёрные, полные огня и обожания глаза, кудрявые смоляные волосы...

 Кажется, песня записана в восьмидесятые. Где-то оказался этот паренёк через 10-15 лет?

К чему это я? А вот слушайте дальше.

***

Перестройка. Восторг, гласность, свобода, свежий ветер перемен, всё такое. Страна, от мала до велика, липнет к ТВ. Ночь тиха. Россия внемлет лысому, с родимым пятном кормчему, косноязычному, многословному, хэкающему. Который, как былинный богатырь, взялся за плуг и в одиночку поднимает глубинный, неподъёмный, слежавшийся, спрессованный за 70 лет пласт земли русской...

Я запасаюсь попкорном — нет, тогда ещё семечками, чтобы послушать Горбачёва. Идёт какой-то там по счёту судьбоносный пленум или съезд. И Горбачёв говорит, что-де главная наша, неотложная задача, №1 — решить национальную проблему. 

Семечко вываливается у меня изо рта. Мне хочется себя ущипнуть. Я изумлённо таращусь в экран, оглядываюсь вокруг себя. Эй, дядя, разуй глаза! Христос с тобой, болезный, какая национальная проблема?! Колбасы нет, приличной одежды нет, очереди кругом, бюрократия, хамство сантехников и таксистов, повсеместное враньё — так это общенациональная боль, что в Пензе, что в Нальчике. Вот с чем надо бороться. 

А так, ездили на курорты Крыма и Кавказа, восхищались гостеприимством горцев. Женились: осетины на русских, русские на якутках, якуты на татарках. 

Страна ещё не знала, что Горбачёв всего-то усердно, дословно зачитывал текст, написанный для него г-ном Бжезинском. И никакой не былинный герой, а жалкий, невнятный, рыхлый, мямлящий ни о чём, мягкотелый, растерявшийся от обрушившейся на него власти маленький человечек, с умишком председателя колхоза. Должно быть, ЦРУшники долго подбирали самого беспомощного и ничтожного кандидата на эту роль. Тасовали членов Политбюро. И не ошиблись. Очень подходящая оказалась марионетка, удобно дёргать за ниточки.

И заполыхал юг России. 

— Ненавижу Горбачёва. Не-на-ви-жу! — это говорит кавказский мальчик в одном репортаже 90-х из горячих точек. Не помню, по-моему, той же Ольги Бешенковской. 

А «мишка с меткой», спасаясь от пылкой народной любви и благодарности, спешно и трусливо укрылся в родной Германии. А его чёрное дело продолжает жить. Угольки «национальной проблемы» раскиданы по стране и тлеют под слоем пепла. Ждут малейшего ветерка. И подходящего «лидера», при котором их можно раздуть. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened