Categories:

Девичник: чего хотят мужчины- 2

Вот мне скрывать нечего. У меня тоже был случай в поезде, только вагон был плацкартным, а случай, в отличие от Жанкиного, – чистым и целомудренным. На очередной остановке в мой отсек вошёл парень. Оба сидели, смотрели в окно на мелькающие пейзажи, молчали.  

Парень спросил, как меня зовут – думаю, не потому что хотел познакомиться, а так… Существует стереотип: парень должен приставать к девушке, если даже ехать вместе каких-то полчаса. А иначе это не парень, а тряпка, кисляй и соплежуй.   

Я пожала плечами и отмолчалась. Я уже тогда была практичная: зачем знакомиться, если через полчаса выходить? А ему, видно, уже не хотелось на попятную:

– Ответьте, прекрасная незнакомка: почему девушки не хотят со мной знакомиться?   

Я развела руками: «Мол, откуда знаю?» – и снова молчок. А он:  

– Мне очень, – говорит, – ваш голос услышать хочется. Уверен, он у вас приятный и мелодичный.

Тут не знаю, что на меня нашло. Вырвала лист из блокнота и написала: «Я не могу говорить».  

– Так вы глухонемая?! – воскликнул он. Я снисходительно и загадочно улыбнулась, как Надя Шевелёва из «Иронии судьбы»: какие всё-таки мужчины непроходимые тупицы – и написала: «Я немая, но не глухая: я же вас слышу! Но вы правы: слышать мне осталось немного. Я постепенно утрачиваю слух».

– Вы шутите? Нет, точно?!

«Увы», – печально пожала я плечами. Скольких сил мне стоило не фыркнуть и не расхохотаться.   

– А если операция?! Может, можно ещё что-то сделать?

«Поздно!» – безжалостно черкнула я в блокноте. Он сверлил меня глазами, просто съесть был готов.  

– Меня зовут Альберт. А вас?

– Надя, – чуть было не раскололась я. Спохватилась и написала: «Маруся». Играть, так до конца. Написала, что люблю читать книги и смотреть телевизор, что учусь на массажистку  – в доказательство сделала ему любительский массаж воротниковой зоны. Что в настоящее время изучаю сурдоперевод: язык жестов. Альберт не сводил с меня глаз и периодически в отчаянии восклицал:  

– Ну, неужели, неужели ничего нельзя сделать?! Может, за границей делают операции?

Я грустно качала головой: «Нет. Нет. Нет».  

– Маруся, дайте свой адрес, – взмолился он. – Я вам буду писать.

Я крупно вывела на блокнотном листке: «Не хочу портить никому жизнь. Зачем вам девушка-калека?». Хотя, сейчас понимаю, по аналогии с мужем-капитаном дальнего плавания, глухонемая жена – это просто идеальный вариант и предел мечтаний любого мужчины.

После моего ответа Альберт совсем потерял голову и, благо соседей в отсеке не было, даже становился на одно колено, умоляя оставить адрес. Выходя на своей остановке, как полагается герою жанра, пригрозил:  

– Всё равно я тебя найду. Не так много в стране красивых немых девушек по имени Маруся. Так что жди в гости, Русалочка!  

Я в ответ красноречиво коснулась пальцем своих губ, а потом его. Как бы передала прощальный поцелуй.  

После того глупого, совершенно необъяснимого, бессмысленного розыгрыша много воды утекло. И когда мне становилось плохо и одиноко, я думала: «Зато у меня есть Альберт». Не то чтобы я верила, что он до сих пор ищет меня и весь истаял, иссох от тоски – такое только в книжках бывает.  

Женился, небось, отрастил брюшко, обзавёлся плешью, оброс детьми и внуками. Но ведь были же, наверняка были моменты, когда он сравнивал располневшую сварливую жену – не в её пользу – с милой молчуньей Марусей с русалочьими глазами, которую навсегда унёс поезд в дали туманные… Разве плохо быть чьей-то мечтой?

И хотя меня смешат газетные объявления, типа: «Откликнитесь, молодой человек, с которым мы вместе стояли в очереди за бананами в 1974 году, и вы мне улыбнулись, а на мне было синяя кофточка» – так вот, меня саму иногда до сих пор подмывает крикнуть на всю страну: «Альберт, вы меня помните? Я вас – да!»

Все погрустнели, слушая меня. Каждая в своей жизни кратковременно была Русалочкой, и у каждой в жизни был такой принц Альберт, растаявший, унёсший с собой чистые мгновения, мечты, мечты, где ваша сладость…    

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened