nelidova_ng

Categories:

Никогда ещё мы не жили так хорошо, как теперь

Кто живёт этих домах? Две садиковские воспитательницы, четверо рабочих, один инженер, два рядовых фармацевта...
Кто живёт этих домах? Две садиковские воспитательницы, четверо рабочих, один инженер, два рядовых фармацевта...

 — именно так сказала моя знакомая, простая русская пенсионерка. 

Я задохнулась от возмущения: «Как?!» И, в течение 3-х минут без перерыва потрясала кулаками и сыпала страстными выкриками, будто на митинге Зюганова: «Коррупция! Воровство! Страна предана и продана! Экономика и сельское хозяйство развалены! Мы колония китайцев! Идеология: наворуй и смойся за границу. Народ озлоблен, взбешён — почитай комменты в соцсетях». 

— Но факт остаётся фактом, — спокойно (и цинично, как мне показалось) — сказала знакомая, переждав, когда я выкричусь и устану, выдохнусь. — Вспомни: когда фабрики и заводы в СССР крепли и процветали — мы жили намного беднее.

... Я смотрю чёрно-белые снимки своего детства. 60-е годы. Годы, когда мы были первые в мире по космическим полётам и разработкам  атомного оружия. Домашняя обстановка и одёжка — обнять и горько плакать. Это в семье учителей, что уж говорить про соседских детей доярок и трактористов. Старшую сестрёнку до трёх лет носили на руках — по улице не побегаешь в шерстяных носочках, а сандаликов в райпо не продавали.   

Вот на снимке наш дом. Пятистенная крепкая изба, но сейчас в отдалённых деревнях такие стоят заколоченные, и даже социально безответственные мамашки кривят рты и не хотят покупать такой на материнский капитал. Уборная на улице, дровяное отопление, вода для питья и для полива в колодце за 200 метров. И такие все дома в селе, только у директоров школы и совхоза водопровод проведён в дом.

Проезжаю по родной дороге — и это то, что раньше мне, восторженной деревенской девчонке, казалось шикарным пригородом? Бедность, не ухоженность, скучное серое дерево.

Сейчас дом из обычных брёвен — не дом. Подавай нам кирпичный, каменный, в крайнем случае оцилиндрованный, пропитанный разными огнеупорными и антигрибковыми средствами, нарядный как игрушечка, с сауной, качелями, беседками, бассейном, лужайкой, цветниками, прозрачными куполообразными теплицами. Выращивай хоть арбузы, хоть виноград.

Улицы и стоянки забиты иномарками граждан — истощённых, протягивающих костлявые руки, едва сводящих концы с концами. В самых распоследних маргинальных семьях — непременно сияет белоснежная спутниковая тарелка на грязном захламлённом балконе. Детишки упитаны, разодеты как попугайчики, почти у всех смартфоны-айфоны последней модели. 

Ах, они от пальмы упитанные, от нездорового питания?! Так кто мешает развести огород и заиметь кроликов, кур и козу? Земли хоть попой жуй. Это вам не хрущёвское время, налогом мелкую живность и яблони облагать не будут.  

Российские города со всех концов обросли на сотни километров коттеджными посёлками. Каждый из нас, продав городскую квартиру, может (но не хочет, потому что хлопотно) построить кирпичный или блочный домик, купить б/у автомобиль (в советское время о подобном мечтать не смели). 

Дорога да, неплохо бы отремонтировать кое-где асфальт. И прокладывают новый, и ремонтируют, под ленивое и жёлчное улюлюканье горожан, комментаторов соцсетей: «Не так укладывают... Не туда... Не те... Не тогда... Деньги пилят...» 

***  

Как ни больно, давайте признаем: кто хоть немного работает, у того сегодня есть всё. Дом, автомобиль, дача. И при этом мы стали не терпимее и злее. Намного. Можно даже сказать — бешеные стали, озверели. Потирая руки, хищно ждём, что вот-вот что-то произойдёт. Радуемся, по принципу: чем хуже, тем лучше. Буря, скоро грянет буря! В 17-м и 85-м тоже радовались. Продавали (Россию и СССР) — веселились, подсчитали — прослезились. 

Ну два-три автомобиля в семье, ну коттедж. А где, блин, мощная страна, перед которой трепетал весь мир?! Как Бурков в фильме «Гараж», Родину продали за дом и авто. То есть эти торгуют страной, — рассуждаем мы, — а в виде отступных сунули нам дом и авто. И мы продались.  И копим злобу.

Почему у нас всегда противоречие: сильное государство (СССР) — слабые граждане? Слабое государство — «сильные», обросшие жирком граждане. Почему нельзя: сильное государство — сильные граждане? И что плохого в том, что семьи «обросли жирком»?

Семья — это основа основ, пусть она крепнет. Чтобы у людей было что терять, кроме  цепей, и чтобы они не уподоблялись неизменно всплывающей пене, т. н. движущей силе бунтов и переворотов, которой лишь бы побузить. 

Из воспоминаний современницы Октябрьской революции: «Их (большевиков) опора — тёмные стада гарнизона, матросов и всяких отшибленных людей, плюс — анархисты и погромщики просто». Сегодня это — сытые, перекормленные, скучающие, мало работающие люди истероидного типа, каждый со своим маленьким личным, болезненным недовольством (а каждый человек всегда в глубине души чем-то недоволен). 

Ау, где они были, когда повышали пенсионный возраст, когда выходили учителя и врачи против низких зарплат?

***

Как выяснилось в тех же 1917-м и 1990-х годах, государство  — вещь ненадёжная, хрупкая, призрачная, эфемерная. Хруп — и нету его. Ложатся спать граждане в одной стране, а просыпаются в другой.

И единственное, что играет роль соломинки или стержня — это семья, дом. Родные стены, которые помогают, и которые сейчас активно возводят люди с руками, а не с нытьём и протянутой рукой (о, попробуйте написать про нытьё в соцсетях! Тотчас налетят сирые и убогие ильфо-петровские дети голодающего Поволжья. Помирая, ослабевшими от голода и сидения за компьютерами ногами затопчут, задавят).

Сейчас мы ходим вокруг этих родных стен, злорадно поигрывая огоньком. Не будем ли потом кусать локти и горько вспоминать это мирное время как «золотой век» России? Что бы ни говорили, как бы ни ёрничали и ни издевались, но она, Россия, сейчас — скрепа (ужасно неудачное слово). Уродливая, кривая, ржавая, гниющая — но скрепа. Альтернативы ей нет. Сломай, разрушь, разогни её — и всё посыплется. Начнётся вторая серия фильма кошмаров, под названием «Хватайте столько суверенитета, сколько влезет». По сравнению с которой развал СССР покажется милейшей сказкой на ночь. 

Что нас ждёт? Копошение сотен краевых и национальных элиток, крошечных местечковых министерств, делёжка кормушек, кресел и границ, лихорадочная грызня. Русский язык, пшёл вон из Татарстана, Удмуртии, Чувашии, Тывы и пр. 

...И да, я с Хабаровском, без закордонных провокаторов. Только такие организованные, мирные многочисленные митинги протеста по всей стране способны очистить страну от ржавчины и грязи. Встряхнуть власть за шкирку: не ладно что-то в датском королевстве. И не что-то, а многое очень, очень не ладно. И если забронзовевшая власть не продерёт глаза и не разрулит ситуацию, то её разрулят провокаторы, наши родные или какие-нибудь из соседней страны, натренированные «опоздавшие на рейс». 

Революции, мятежи, бунты, перевороты — удел стран третьего мира. 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened