nelidova_ng

nelidova_ng 10 минут на прочтение

ЖЖ рекомендует
Категории:

"За женское обрезание"

«В сущности, люди, которые выступают за обрезание женщины, имеют самые благие намерения. Они зрят в корень зла. Они просто хотят спасти мир, вернуть Адама и соблазнительницу Еву в Эдем. Исправить первородный грех».  

Вышеприведённая фраза принадлежала собеседнику, а не мне. Произнеси я подобное («за женское обрезание») — эти слова стали бы для меня последними на белом свете. В ту же минуту тысячи разъярённых женщин всего мира растерзали бы меня не в клочья даже — в микроскопические частицы.

- Так и есть, - горько признал собеседник под ником Vestnik Mira (скромненько и без вкуса). - Женская агрессия имеет животное начало и гораздо страшнее мужской.  

Всё началось с того, что я перепостила статью про ингушскую девочку, которой папа сделал ритуальное обрезание. Не сам отец, конечно — женщина-гинеколог в поликлинике. Стандартная процедура, в прайс-листе где-то между массажем и ромашковыми ванночками. Оценивается в 2 тысячи рублей.  

И вот, когда я уже забыла про тот перепост, из фейсбучного небытия выплыл вежливый незнакомец, попросился в друзья. Началась переписка, причём солировал в ней Вестник, мне больше приходилось отбиваться.      

​***

- Все беды на Земле от женщины, от её прелести и похоти, - констатировал Вестник.

- Давайте заменим слово «похоть» на… сексуальное влечение, - предложила я.

- Каждая вещь на свете имеет своё название, - строго и значительно одёрнули меня. - Кстати, по-старославянски часть тела, о которой идёт речь, именуется «похотник». Часть тела женщины, - подчеркнул он.

- Разумеется, во всём виноваты женщины. А мужчины, как всегда, мимо проходили.

- Мужская полигамия задумана Создателем, - вступился за своих собратьев Вестник. - Их функция как продолжателей рода— в течение продуктивного возраста разбросать как можно больше семени. Роль женщины — выносить, родить и воспитать здоровое потомство. Для этого она должна быть физически и нравственно чиста. Чтобы выжить, планете нужно жизнеспособное поколение. Однако (я прямо-таки услышала в послании горький вздох) в женщину проник дьявол. Облюбовал, сконцентрировался в одной точке. Обустроил там крошечный раскалённый ад. Вы понимаете, о чём я? О той части тела, которую подвергают обрезанию. 

- Но ведь Бог создал женщину именно такой... С с раскалённой, как вы её назвали, точкой. Которую вы собрались удалить взмахом грязного ножа...

Тут мой сдержанный собеседник возмутился:  

- О, если бы женщины, кипя столь же праведным возмущением, выступали против взмаха абортивного ножа! Вот уж где ужас ужасный, ад адов. Что может быть чудовищнее матери-детоубийцы?! Мать подключает современную науку и квалифицированную медицинскую помощь, чтобы медленно разрывать на кусочки собственное дитя, которое не то что защитить, укрыться от железного скребка — пискнуть как котёнок не может.

Да постойте, вечерком подниму книгу, приведу высказывание…»

Вечером в месседже тихо мурлыкнуло: выскочила обещанная цитата.  

«Я вообразил, как прилетел бы на чужую планету и увидел, что местные гуманоиды ради развлечения разводят крохотных зародышей, а потом живьём вырезают их из тела своих самок». Чулаки Михаил, не читали? Писатель с вырванным, оголённым сердцем. Трагически погиб — такие долго не живут.  

И оставьте, наконец, эти ваши пугалки-страшилки про грязные тупые лезвия, обтёсанные камни, про осколки стекла. Сейчас иссечение проводится врачом в стерильных условиях, скальпелем, под лёгким наркозом. На стол ложится девочка. Только что она стыдилась и мучилась, внутренне корчилась от своих тайных желаний, душой противясь их грязной природе. А после операции встаёт свободная от вожделения, очищенная натура, жена, мать, хозяйка, готовая к встрече с единственным мужчиной, к зачатию, родам и воспитанию.

- Машина по производству детей. Знакомо. Но вы не ответили на мой вопрос. Для чего-то же Бог снабдил женщину этой «точкой», крохотной, но мощной эрогенной зоной.

- Да, господи, - заволновался Вестник. - Чтобы женщина не избегала встреч с мужем! Чтобы у неё сохранялись приятные ассоциации и она не зажималась во время соитий. Как вам объяснить. Вот человек, чтобы соблюдать гигиену,  должен самое меньшее раз в неделю ходить в баню, так? В сущности, это однообразная тяжкая обязанность. Но вспомнив, какое наслаждение даёт вам баня, омовение, ощущение чистоты — вы с радостью ждёте её, предвкушаете, торопите…

Я не собиралась отставать:  

- Вы в третий раз уклоняетесь от ответа. Человек создан Богом и совершенен. Так кто вы такие, что смеете замахиваться и исправлять созданное Богом? Давайте не будем вмешиваться ни стерильным скальпелем, ни каменным ножом. Оставим всё как есть.

Почти сутки не было ответа. Мой оппонент обдумывал ответ: видимо,  подбирал слова попроще, соответственно моему женскому интеллекту. Когда появился в сети, начал мягко объяснять «на пальцах»:

- Эта точка - тот же мужской отросток в зачаточном, неразвитом виде, так? В масштабах, скажем, 1:30 — простите, могу ошибиться. Примерно в таких же пропорциях задумывался процент женского либидо по отношению к мужскому. В 30 раз слабее мужского.

Но что мы наблюдаем? Ситуация выбилась из-под контроля. Женщины омужичились, ожесточились, переполнились тестостероном и, вполне по-мужски, ищут удовлетворения своих потребностей ежедневно, почти ежечасно. Читали: за последние 200 лет у женщин окружность бёдер стала на двадцать сантиметров уже, а мужчин, напротив, на столько же расширилась и округлилась? В последнее время мужчины, скорее, избегают секса!

Великий Толстой однажды с хитренькой усмешкой сказал: «А я о женщинах всю правду перед смертью скажу. Скажу, прыгну в гроб и захлопнусь крышкой: достань меня тогда».   

А всё «точка»: неистовствует, приходит в возбуждение, в раздражение. Бесконечные, беспорядочные сексуальные контакты ещё больше дразнят её, раздражают и возбуждают. «Точка» набухает кровью, увеличивается в размерах и требует продолжения. Это замкнутый круг.  

(«Что есть жена? - вспомнилось мне из недавно прочитанного. - Сеть прельщения человека. Светла лицом, и высокими очами мигающа, ногами играюща, много тем уязвляюща, и огонь лютый в членах возгорающа… Что есть жена? Покоище змеиное, болезнь, бесовская сковорода, бесцельная злоба, соблазн адский, увет дьявола»).   

Почитайте историю человечества, - задушевно предлагал друг по переписке. - Сколько крови пролито, сколько душ загублено из-за женщин? Сколько измен, горя, убийств, самоубийств принесла так называемая ваша Любовь? Любовь — это чувство человека к Богу, к ближнему, мужа к жене, родителей к детям, детей к родителям. Всё прочее не имеет отношения к любви. Что угодно: страсть, искушение, гормональный выброс и кратковременное помрачение рассудка — только не Любовь.  

- Но искусство, литература, живопись, скульптура — всё посвящено красоте женского тела, любви. Восторгу соединения и счастья, заставляющего улетать в небеса… - каюсь, на ум шли избитые пошлые фразы. Я уже не наступала, а вяло отбивалась.  

- Наркоманы тоже испытывают неописуемое счастье, улёт в небеса и соединение — но это соединение с сатаной, - был строго обрезан (обрезан!) мой лепет.  — А выход есть. Тотальная кастрация женщин. Но заметьте, какой поднялся бесовский визг. А вся суть протеста сводится к одному: «Моё тело — как хочу, так им и распоряжаюсь». Подтекст один: хочу беззаботное, безудержное, вволюшку, извините за выражение, траханье. Получение удовольствия. Но сказано: «Счастье не в получении удовольствий, там нет конца, там бездна».

По поводу женского обрезания люди надрываются:  «Ах, садизм! Ах, искалечивание! Ах, дискриминация! Ах, изверги!» А мать, убивающая в утробе дитя ради получения наслаждения, удовлетворения похоти — ангел во плоти? Не изверг? Не садистка?

Скажу страшную вещь: женщина, в нынешнем своём сотворении, недалеко ушла от мужчины. Это мужчина с крошечным пенисом, мини-мужчина. Почти гермафродит. Стало быть, когда муж ложится с необрезанной женой — это не что иное, как сожительство двух мужчин, содомский грех...»

Не знаю, до чего договорился бы женоненавистник, но на этом переписка внезапно оборвалась. Мой визави исчез, будто испарился.

Я строила разные догадки. Может, привлечённая потусторонним синим экранным светом и ночным бдением своего мужа, с постели встала грузная, угрюмая его супруга. И, в мятой сорочке и бигуди, долго молча стояла за сутулой тощей мужниной спиной, читая его вопли души. Именно под массивной пятой таких властных, грубых жён рождаются фанатичные мужья-философы.

- Производитель рода, говоришь? Семя вокруг разбрасывать, значит? Женщин кастрировать?! Ах ты хорёк вонючий, сморчок гнилой, я те семя-то разбросаю. Я тя сейчас так кастрирую, ты у меня...

А может, бесшумными мотыльками слетелись в полнолуние ведьмы на мётлах, смазанных свежей лягушачьей кровью. Выдернули Вестника из тёплого продавленного компьютерного кресла, оседлали, с гиканьем умчались на Лысую гору, что под Киевом. А там, под благосклонным взором чёрного козла, под леденящий хохот, визг, вой и улюлюканье, растерзали моего философа на тысячи кусочков…  

А я, замаскировав в кустах своё видавшее виды, потрёпанное помело, тихо отсиделась бы в сторонке и... не присоединилась к ним.

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Ошибка

В этом журнале запрещены анонимные комментарии

Картинка по умолчанию

Ваш ответ будет скрыт