Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Ефремова адвокат подвёл под монастырь, теперь на очереди Конкин?

Им бы, с их буйной фантазией, не клиентов защищать, а писать детективы. Плохие, правда, будут детективы, высосанные из пальца, с картонными героями и дикими версиями. Вон, с Ефремовым адвокат так защитился — сам себе удивился. 

Теперь с убитым горем Конкиным. Понятно, что вокруг сынов и дочек знаменитостей — вернее, вокруг их недвижимости — всегда крутятся ушлые личности. Но когда на полном серьёзе уликами выдвигают знакомство «убийцы» с бывшим мужем или наличие 4-х телефонов... Я знаю простых русских людей людей, у которых по 6 телефонов — и что?

Чего не сделаешь ради денег. Вот если бы было так: адвокат запрашивает миллион. 20 процентов вперёд, остальные — если выиграет дело. А не как сейчас — независимо от результата, всю сумму в карман — и, стуча копытами, бросаются отрабатывать. Сочиняют безумные версии, дают направо и налево интервью, засыпают следственный комитет дутыми уликами.

 Главное — затянуть процесс и демонстрировать клиенту: вот как я в поте лица отрабатываю твою денюжку. И плевать, что при этом топят звёздного клиента, накручивают срок или делают посмешищем, губят карьеру.

В общем, запасаемся семечками и смотрим сериал «Она написала убийство». Лавры Донцовой и Марининой не дают адвокатам спать.

Возлюби Гитлера и Чикатило как самого себя

На Рождество подарили две чудесные книги. «Лекарство от одиночества» и « Добрый день, Господи! Книга о радостной вере». Каждый раз, открывая подобное, веришь в Чудо. Ждёшь, что откроется нечто, что перевернёт душу. Убедит, найдёт панацею. Я готова потрудиться душой. Первые главы читаю, кивая, соглашаясь: да, как всё просто. Полюбить ближнего, понять, простить. Полюбить себя, вернее, Бога в себе.

Но чем дальше, тем больше царапает внутреннее сомнение. Понимаю, что это проснулся, заворочался дремавший дьявол. Подсовывает мерзопакостные мысли. Мне (то есть дьяволу во мне) не нравится, что в книгах примеры из жизни примитивны и ни в чём не убеждают. Назревает внутренний протест. Кажется, что материал подаётся сыро, размыто, смутно, общо. И в конечном итоге — слащаво, с патокой. Одно и то же: прости-возлюби, возлюби — прости. 

Мы все — единое целое. Врага нужно полюбить, потому что Бог любит и врага. И чем больше тот грешит — тем больше к нему благоволит. «Я люблю всех, но во Враче нуждаются больные» (ср. Мф. 9, 12).

 Легко простить и понять призрачного, безымянного врага. А если дать ему конкретное имя? Я должна понять и возлюбить Гитлера, если, допустим, он в конце жизни рыдал и чистосердечно раскаялся в содеянном? Бог прижал к груди и утешил Чикатило, который резал детям сухожилия, чтобы те не могли уползти от мучений?

Collapse )

Подкоп

Об этой страстной, неземной, бунтарской любви мужа-зэка и жены-«вольняшки» тюремные барды наверняка напишут стихи и положат на душещипательную надрывную мелодию. С кем только их не сравнивали. Его – с графом Монте-Кристо, их обоих – с Ромео и Джульеттой. История обрастала красивыми подробностями и становилась легендой, передающейся из уст в уста. Заиметь такую легенду втайне мечтает каждый заключённый, который, как известно, имеет глубоко внутри ранимую сентиментальную душу. По крайней мере, в этом нас пытается убедить тюремный шансон.

Александр Девятов – тридцатилетний деревенский сильный, жилистый парень. Светлана оправдывала своё имя: блондинка в льняных локонах, с нежным кукольным личиком. Вместе Девятовы прожили десять лет. Сыграть бы розовую свадьбу: муж с букетом розовых роз, жена вся в нежно-розовом… Но обоим перед самым юбилеем дали срок – ему реальный, ей условный.

Она, как верная жена, навещала мужа в колонии. В последнее июньское длительное свидание Девятов предложил жене сделать подкоп из комнаты свиданий на волю. Собственно, план побега он вынашивал с первого дня заключения. Светлана с готовностью поддержала и предложила помощь. Известно, муж-иголка, жена-нитка.  Куда иголочка – туда и ниточка. Супруги попросили продлить свидание на два дня, их просьбу удовлетворили.

Collapse )

НОРД-ОСТ глазами заложника

«Ну, сколько можно, - возмутится читатель. – Мало нам современных ЧП! Давайте ворошить, вытаскивать события шестнадцатилетней давности. В который раз выставлять на обозрение чужую утихшую боль, прилюдно препарировать затянувшиеся раны?

Шестнадцать лет назад полстраны прилипало к экранам посмотреть репортажи от театрального центра на Дубровке - они побивали в те дни самые рейтинговые шоу и сериалы. Обывателю, жующему и роняющему изо рта капусту, никогда было не прочувствовать того, что в этот момент переживали зрители мюзикла «Норд-Ост».  

Глазовчанам Максиму и Андрею не пришлось ставить себя на место заложников. Они ими были.

КАПЕЛЬДИНЕР  И  ГАРДЕРОБЩИК       

Братья жили в Москве, учились в столичных вузах. Вечерами подрабатывали в театре: один капельдинером, другой гардеробщиком.

В тот вечер, спустя 5-10 минут после начала второго действия, технический персонал из фойе через стеклянные двери мог наблюдать подбегавших с двух сторон к парадному входу людей – человек двадцать, в основном женщин. Их приняли за опоздавших: театр считался либеральным, «опоздунов» всегда впускали.

И даже когда вбежавший мужчина в камуфляже и маске прострочил вверх автоматной очередью и всем служащим приказал лечь на пол, руки на затылок – послушно легли на холодный пол. Подумали: «Операция по задержанию. Омоновцы ловят кого-то». Через некоторое время женщины из нападавших обратились к ним вполне миролюбиво, с характерным акцентом:

-ПАднЫмайтесь. Всё нАрмално.

Collapse )

Педофил

 Тема, сама по себе, мерзопакостная. После неё хочется вымыть руки. Могу ли я с уверенностью сказать, что человек, о котором я пишу, стопроцентно не виноват? Нет. Но. Совершенна ли у нас на сто процентов система дознания? Следствия? Правосудия? Нет. Нет. Нет…

Мужчиной нынче быть опасно. Особенно мужчиной, имеющим судимость за изнасилование. По закону, из колонии человек выходит чистым, с погашенной судимостью. Но мало ли что у нас по закону.

Когда-нибудь начало ХХI века назовут дремучей эпохой «охоты на ведьм». Тогда расправлялись с женщинами, сейчас с мужчинами. Тогда дьявольским знаком были родинки, смуглость и чёрные волосы – сегодня пресловутая статья, будь она хоть трижды погашенная.     

Над средневековыми городами стлались смрадные инквизиторские костры, а сейчас несётся: «Держи педофила!» и «Он меня грязно домогался!» В полиции одним щелчком клавиши открывают банк данных, 115- 117 статьи. Следствие легко, играючи доказывает. Суд охотно сажает. Не преступников ловить – а играть в пинг-понг, сплошное удовольствие и очередная галочка в отчёте раскрываемости. Но вот интересно: сажают и сажают преступников, а их всё больше и больше. Может, не тех сажают?

Collapse )

20 непременных элементов американского ужастика

— Излишне любопытная, восхитительно тупая блондинка, подстрекающая группу на дурацкие поступки. Гибнет вся группа, выживает только тупая блондинка.

— Жемчужные зубки тупой блондинки, поблёскивающие в перманентно полуоткрытом ротике. Вот кто из вас помнит несчастную гигантскую гориллу в «Кинг-Конге» 2005 года? Даже не старайтесь – зато у всех перед глазами открытый рыбий ротик ванильной Наоми Уоттс.

— Домик посреди глухого леса. В домике стеклянная дверь «вэлкам, маньяк!» Задвижка устроена с максимальным удобством для убийцы – чтобы разбив стекло, он мог просунуть руку и легко проникнуть внутрь. Что он и проделывает из фильма в фильм.  

— Маньяк, которого убивают, но каждый раз не до конца. По необъяснимой причине его слегка оглушают поварёшкой или сумочкой, или зонтиком по голове и убегают. После чего живучий маньяк приходит в себя и благополучно возобновляет охоту.    

— Женщины-детективы, которые спасают человечество от мирового Зла. Безукоризненный макияж, струящиеся волосы и свежий блеск на губах, которые сохраняются в самых невообразимых передрягах. Женщины-детективы грациозно изворачиваются от летящих пуль и автоматных очередей. Палят не целясь в матёрых бандюков и попадают с первого раза. Узко семенят по карнизу небоскрёба, лезут в вентиляционные переходы, карабкаются по верёвочной лесенке в вертолёт – всё это непременно на четырнадцатисантиметровых шпильках и в вечерних платьях декольте, с разрезом от пола до груди…  

— Герои на Северном полюсе, при минус 70 градусах по Цельсию, в кокетливо повязанных шарфиках, в распахнутых куртках и без шапок – чтобы ледяной ветер эффектно шевелил дивные волосы, промытые шампунем «Estel».  

— пар при дыхании и разговорах у героев, находящихся на том же Северном полюсе или запертых злодеями в морозилке. Вернее, его, пара, отсутствие. Вопреки законам физики, он забывает вырываться изо рта.

— Пауки, акулы, осьминоги и иные гады. Они воют, хрюкают, рычат, урчат, скрипят и издают прочие леденящие звуки даже на дне океана.  

— слащавые до липкости рассуждения. В них (рассуждениях) обожают ударяться герои, оказавшись в самых неподходящих экстремальных условиях, на краю неминуемой смерти. Например, на бочке посреди океана или в барокамере, где каждый глоток кислорода на вес золота.  

— Пылкие речи о спасении человечества. Утомительные признания в любви и долгие нежные поцелуи на фоне извергающегося вулкана и летящих над головой громадных пенопластовых кусков лавы. Или на краю гигантской трещины, или в метре от несущейся лавины, или под упёртым в висок дулом.  

— Никчёмные диалоги, похожие на подстрочник:

«– Микки, что ты делаешь?

– Я иду к тебе.

– Вау, класс! Я так рада, что ты идёшь ко мне, Микки.

– И папа рад.

– Круто! Мои родители тоже очень рады, Микки, что ты идёшь ко мне».

— Вопрос: «Are you okay? Всё в порядке?» Обычно его с тревогой задают, склоняясь над изрешечённым пулями несчастным умирающим. Из бедняги торчат дымящиеся кишки, вместо ног волочатся кровавые культи и вообще оторвало полбашки, и ему явно не до их дурацкой заботы.

— Осечка пистолета, которая приходит на помощь каждый раз, когда надо спасти провисший сюжет.

- Обязательно! Вот обязательно! Просыпающаяся в героине отвага и безрассудство вперемешку с любопытством. Когда на улице раздаются подозрительные, жуткие шорохи, она выходит на веранду, непременно оставляя за спиной настежь распахнутую дверь. И как последняя дура, целую минуту стоит, крича в темноту, в шевелящиеся тени и чёрные кусты: "Who here?!" Кто здесь?!

Ежу понятно, что в эту минуту в дом проскользнёт не то что грабитель, а целый полк маньяков, вооружённых фольговыми ножами. И станет гонять жертву как сидорову козу по всему дому, загоняя в ванную, в шкаф в спальне, через слуховое окно на крышу... А поделом ей, нечего устраивать по ночам день открытых дверей.

- Чудом выскочившая из машины с маньяком, истерзанная жертва. Она не забьётся куда-нибудь подальше в дремучий лес — о нет! Непременно, шатаясь и оставляя кровавый след, потащится по середине широкой дороги. Завидев фары — вот радость! - запрыгает, замашет руками: «Спасите! Спасите! Help me!» Дверца услужливо, приветливо открывается — а там… Ну вы понимаете, тот самый маньяк, принимающий в объятия тёпленькую жертву.

— Тугодумная, неповоротливая полиция. Вы думаете, такая черепашья только у нас в России? Ошибаетесь. В американских ужастиках стая полицейских машин и неотложек: тиу-тиу! – лихо приносятся ровно в тот момент, когда уже всё закончено. Либо шах умер, либо осёл издох. В смысле, либо герой погиб, либо маньяка укокошили подручными средствами. Полицейским остаётся заботливо накинуть на плечи выжившего героя плед. Или вжикнуть над хладным трупом застёжкой глухого чёрного пластикового мешка. Зависит от обстоятельств.  

— Свет. Имеется в виду электричество. Когда бюджет фильма мал, и фантазия окончательно изменила сценаристу и режиссёру – его просто вырубают. Действие переносится в подвал или в пещеру, в кромешную тьму. О происходящем остаётся догадываться по скользящим теням и невразумительным звукам. И так полтора часа. Любой дурак сможет.

- Сдохший мобильник, оживающий в самый неподходящий момент и выдающий место, где спряталась жертва. Или мобильник, перестающий ловить сеть, как только срочно понадобится звонить 911.

— Отвратительная озвучка. Картавые сипящие, задыхающиеся, гнусавые дублёры, у которых в детстве не удалили аденоиды…

P. S. Также из фильма в фильм кочуют:

- ребёнок-аутист или асматик,

- маньяк, которого в детстве сломало домашнее насилие,

- отец или отчим - педофилы и извращенцы,

- трахеотомия, производимая столовым ножом, обработанным виски.

Пошла в супермаркет за печеньем

и угодила в воровки. 

...Незадолго до этого заглядывала соседка, пожилая учительница. Бесцветным, тусклым голосом сообщила:  

- Ты знаешь, меня только что обыскали. Первый раз в жизни.  

Она зашла в магазин самообслуживания в утренние часы, когда зал пустовал. Два охранника, три продавца и одна уборщица на трёх покупательниц. Когда уже забирала из шкафчика сумку, подошёл охранник и попросил выложить то, что лежит в её карманах. Она вынула перчатки. Охранник без лишних слов, привычно провёл тыльными сторонами ладоней по карманам. Сделал шмон. Убедился, что нет ничего.

Она хотела съязвить, не снять ли ей сапоги. Запоздало подумала, что ни в коем случае нельзя было дать прикасаться к себе чужим лапам. Но тогда их обладатель точно бы радостно воскликнул: «Ага!» Вызвал бы милицию… Учительница спросила парня в камуфляже:

- Скажите, я похожа на воровку?

- А что такого? – озадачился тот. – Это обычная проверка. Вчера вообще каждого второго обыскивали.

- Вам надо повесить у входа предупреждение.Что каждый входящий в ваш магазин человек может подвергнуться обыску. Тогда вы точно отпугнёте честных покупателей. А воры будут работать изощрённей, вот и всё.

Collapse )

"Мясные" фильмы

Кадр из фильма "Корпорация Редда"

Они бывают тупые, как «Техасская резня бензопилой» — и не тупые, как «Корпорация Редда». Есть и жесткач, и кровь, и расчленёнка — но сцены сдержанные, без смакования. И интересная закрутка, и преступник из серии «никогда на него не подумаешь».

Смотрю подзабытый «Дешёвый трепет» — в который раз поражает концовка. На что способны люди ради денег. Доверяй людям, но не доверяй дьяволу, сидящему в них.